Главная » НЕДВИЖИМОСТЬ » Максим Гранат: Про алименты и квартиру

Максим Гранат: Про алименты и квартиру

Источник: Realto.ru

Максим Гранат: Про алименты и квартиру


Источник фотографии

Я редко рассказываю про мошенничества, которые «почти получились», но про это, случайно сорванное (о том, как бывшая жена решила отобрать «личную» квартиру мужа в счет несуществующих алиментов), расскажу.

Телефонный звонок. Поднимаю трубку.

— Мне нужен юрист, чтобы отменил алименты, назначенные судом.

При встрече Алексей рассказал мне, что в 2015 году его жена, Светлана, потребовала в суде назначения алиментов на содержание дочери. Подав в суд в 2015 г., Светлана стала «перехватывать» судебные повестки, которыми Алексея вызывали на рассмотрение ее иска. Поскольку проживали супруги совместно, это не составляло для Светланы никакого труда. В результате такого «неспортивного» поведения супруги о вынесенном судебном акте Алексей узнал только в 2019 году, когда Светлана предъявила исполнительный лист приставам.

Получилось, что долг Алексея по алиментам накапливался в период 2015-2019 г. Учитывая, что в справке о доходах Алексея были указаны заметные деньги, сумма задолженности получилась значительной. Приставы потребовали от Алексея единовременной оплаты, все его счета были арестованы.

Для Алексея факт исполнительного производства, равно как и само обращение супруги за алиментами стали полной неожиданностью. Со Светланой и дочерью они жили в одной квартире, не конфликтовали, брак не расторгался.

Алексей поинтересовался у жены: какого черта она все это делает? В ответ получил повестку в новый судебный процесс — на сей раз о расторжении брака.

Тогда Алексей нанял адвоката, подал иск об освобождении от задолженности по алиментам. В качестве оснований для своих требований он представил в дело выписки движения денег по банковским счетам. Из банковских документов следовало, что именно он содержал семью в период 2015-2019 годов.

Он также представил многочисленные фотографии и видеозаписи с совместных поездок всей семьи за рубеж. Алексей считал, что этого будет достаточно для того, чтобы долг по алиментам был списан, так как им предоставлены безусловные доказательства содержания дочери и жены.

Отказ в иске стал для Алексея очередной неожиданностью. О имеющейся тематической судебной практике он просто не знал.

Между тем, Верховный суд России в постановлении от 26 декабря 2017 г. N 56 ясно выразился, что именно является основанием для освобождения от уплаты задолженности по алиментам: «61. Исходя из положений пункта 2 статьи 114 СК РФ при наличии доказательств, свидетельствующих об ухудшении материального положения истца (например, снижение его заработка либо иного дохода) и (или) об изменении его семейного положения (например, увеличение числа лиц, которым он по закону обязан предоставлять содержание), суд вправе принять решение об удовлетворении его иска об освобождении его полностью или частично от уплаты задолженности по алиментам (пункт 2 статья 114 СК РФ), если будет установлено, что неуплата алиментов имела место по уважительным причинам (например, в связи с болезнью этого лица, прохождением им срочной военной службы, вследствие обстоятельств непреодолимой силы), а изменения материального и (или) семейного положения истца привели к невозможности погашения образовавшейся задолженности по алиментам».

Перечисленных Верховным судом России оснований у Алексея не имелось.

Не сумев уменьшить долг, Алексей спросил супругу, есть ли варианты мирового? Светлана попросила в счет долга переоформить на дочь добрачную (личную) квартиру мужа. Алексей уже был готов подписать алиментное соглашение и передать жилье дочери, но в какой-то момент решил сначала заказать генетическую экспертизу отцовства.

Обратите внимание на даты событий. 8 июля 2019 г. Алексей получил результаты генетической дактилоскопии, согласно которой девочка оказалась не его дочерью. Тогда Алексей принял решение сменить юриста и позвонил мне спустя месяц, 8 августа 2019 г.

Мы обратились в районный суд. Требования заявили как обычно: установить, что Алексей не является отцом ребенка Светланы; из записи акта о рождении ЗАГСа удалить сведения об Алексее как об отце ребенка. Суд наши требования, конечно, удовлетворил.

После этого Светлана перестала настаивать на переоформлении квартиры по алиментному соглашению и даже забрала исполнительный лист от приставов. В общем-то, история почти закончилась: Алексей после пережитого уехал отдыхать, так как все ограничения на выезд за рубеж были сняты, а я ожидал вступления в законную силу решения районного суда. Записал себе в ежедневник: не забыть подать заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения мирового суда 2015 года (о назначении алиментов).

Небольшая справка: на это процессуальное действие по ГПК РФ дается три месяца. Согласно ст. 394 ГПК РФ «заявление, представление о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам подаются сторонами, прокурором, другими лицами, участвующими в деле, в суд, принявший эти постановления. Указанные заявление, представление могут быть поданы в течение трех месяцев со дня появления или открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебного акта».

Вечером 6 октября 2019 г., в выходной день, у меня было такое чувство, что я что-то забыл, будто я чего-то очень важного не сделал за прошедшую неделю. Я листал ежедневник и никак не мог понять, в чем дело. Внезапно меня озарило.

Ведь пресекательный срок на отмену решения суда об алиментах (срок, в течение которого можно добиться пересмотра дела) ст. 394 ГПК РФ исчисляет вовсе не с даты, когда Алексей официально признан судом посторонним для девочки, а «со дня появления или открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебного акта». Проще говоря, этот срок надо исчислять вовсе не с даты вынесения решения суда об оспаривании отцовства, а с даты экспертизы. Я обнаружил, что этот срок заканчивался буквально через два дня.

Если этот срок пропустить, то получится странная ситуация: Алексей не отец ребенка (есть решение районного суда), но он обязан платить алименты (есть решение мирового суда). Причем последнее решение пересмотреть будет нельзя именно из-за пресекательного срока, установленного ст. 394 ГПК РФ. Более того, даже подать иск об отмене алиментов Алексей уже не сможет, так как этому будет мешать преюдициальность (предустановленность, ст. 61 ГПК РФ) фактов, изложенных в решении мирового судьи: вопрос об алиментах уже ранее рассмотрен судом, и решение действует.

Конечно, уже на следующий день заявление о пересмотре решения мирового судьи было мною подано. Дальше события развивались замечательно.

Дней через десять добрачная квартира Алексея была арестована приставами. Выяснилось, что Светлана, которая еще не знала о нашем заявлении, повторно предъявила исполнительный лист в ФССП.

Эта женщина, не имеющая юридического образования, раньше меня просчитала ситуацию со сроками по ст. 394 ГПК РФ. Она нарочно отозвала исполнительный лист после получения решения районного суда, чтобы мы не спешили оспаривать решение суда мирового!

В целом, ожидания Светланы были вполне понятны: стоимость квартиры почти совпадала с размером «долга» Алексея по алиментам, так как, к 14 доле заработка за четыре с лишним года приставы прибавили еще и законную неустойку (0,1 % за каждый день просрочки, ст. 115 СК РФ).

Ожидая истечения трехмесячного срока, Светлана до 8 октября 2019 г. вела себя «тише воды ниже травы», а затем принялась действовать – снова подала исполнительный лист приставам.

Узнав, что мы все-таки соблюли сроки, Светлана пришла в бешенство: квартиру увели у нее из под носа. Подвожу черту. Мне было неловко говорить клиенту, что я чуть не пропустил срок на оспаривание решения об алиментах, так как неверно его рассчитал. Ошибись я, Алексей мог «попасть» на четырнадцать лет алиментных выплат.

Оставить комментарий